Среда, Сентябрь 30, 2020
Другое

В полной боеготовности

15Взгляды

На границе Армении и Азербайджана уже больше месяца продолжаются боевые столкновения и обстрелы. Баку регулярно сообщает о том, что на его территорию забрасываются диверсионно-разведывательные группы армянских вооруженных сил. А в непризнанной Нагорно-Карабахской республике, находящейся под военной защитой Армении, и вовсе на днях призвали готовиться к настоящей войне. «Лента.ру» попыталась разобраться в том, есть ли основания у столь агрессивных заявлений.

Глава правительства Армении Никол Пашинян 29 августа 2020 года прилетел в Степанакерт — столицу непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР), где провел встречу с местным военным руководством. «Сегодня во время совещания в штабе Армии обороны Карабаха мы обсудили ряд вопросов, касающихся дальнейшего углубления военного сотрудничества, а также усовершенствования механизмов сдерживания противника», — сообщил Пашинян на своей странице в Facebook.

Глава армянского правительства также встретился с президентом НКР Араиком Арутюняном и обсудил с ним текущую обстановку в регионе, совместные проекты по укреплению обороноспособности и развитию экономики.

Визит Пашиняна в Карабах состоялся накануне 27-й годовщины оккупации армянами Губадлинского района Азербайджана, отмечаемой в последний день лета. Согласно официальным данным, которые привели в Баку, в августе 1993 года в ходе военных действий армянские силы разрушили 6988 жилых домов, 1080 объектов сельского хозяйства, 32 учреждения связи, 86 — здравоохранения, 180 — культуры, 6 промышленных предприятий.

Кроме того, за пять лет боевых действий в Губадлы погибли 238 человек, а 146 стали инвалидами. Происходящее сегодня сильно напоминает события почти тридцатилетней давности. В частности, азербайджанское оборонное ведомство только за 1 сентября зафиксировало 32 обстрела с армянской стороны. «Подверглись обстрелу позиции азербайджанской армии в селах Гаджаллы, Алибейли, Агдам и Коханеби Товузского района», — сказано в сообщении на сайте министерства обороны Азербайджана.

История конфликта

Армяно-азербайджанское военное противостояние берет свое начало в 1992 году. Тогда конфликт из-за региона Нагорного Карабаха принял характер полномасштабной войны между Арменией и Азербайджаном. В мае 1994-го при посредничестве России Ереван и Баку подписали соглашение о прекращении огня. В последующие десятилетия ситуация перешла в стадию «замороженного конфликта», периодически омрачаемого различными инцидентами, которые в 2016 году чуть было не выросли в полновесное противостояние.

Новое обострение началось 12 июля 2020 года, тогда Азербайджан заявил о том, что на границе с Арменией возобновились боевые действия, причем первыми огонь открыли с армянской стороны. Объяснение причин начала обстрелов, которое представили армянские вооруженные силы, выглядело довольно странно. Оно вызвало удивление даже у самого Никола Пашиняна. На заседании правительства 14 июля он поставил под сомнение целесообразность обстрела УАЗа вооруженных сил Азербайджана, якобы заехавшего на территорию Армении и тем самым спровоцировавшего армянских военных, и раскритиковал министра обороны.

Как бы там ни было, только с 12 по 27 июля с армянской стороны погибли шесть военных, были ранены 38 человек: 35 военнослужащих, двое полицейских и один мирный житель. Власти Азербайджана заявили о 13 убитых (из них 12 военных и один мирный житель) и четырех раненых военных.

И даже после завершения ожесточенных боев, продолжавшихся в обозначенный период, ситуация на границе между двумя республиками остается напряженной. Например, как сообщала пресс-служба Минобороны Азербайджана, 23 августа диверсионно-разведывательная группа вооруженных сил Армении предприняла попытку совершения провокации в направлении Геранбойского района фронта.

В результате боевого столкновения с азербайджанской армией армянские военные были вынуждены отступить, а командир группы, старший лейтенант Гурген Альберян взят в плен. «Мы еще раз заявляем, что всю ответственность за обострение ситуации на фронте несет военно-политическое руководство Армении», — отмечало в связи с этим Минобороны Азербайджана.

Война или мир

Примечательно, что в июле столкновение произошло не в Нагорном Карабахе, который является «яблоком раздора» между сторонами и не раз становился местом боевых действий, а непосредственно на границе между Арменией и Азербайджаном, в районе, где проживают мирные сельские жители. Это, по мнению некоторых экспертов, может свидетельствовать о намерении Армении перевести конфликт в юрисдикцию ОДКБ и втянуть в него Россию.

«Каждый раз, когда на границе слышны выстрелы, а в последнее время также и ракетные обстрелы, погибают солдаты и мирные жители, Ереван с замиранием сердца ожидает реакции своего военного союзника — Москвы, взявшей на себя гарантии безопасности Армении, — говорил еще в 2015 году военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. — И обычно — по крайней мере, в последние годы — этой реакции не бывает».

И в этот раз, по мнению эксперта, Армении не удастся спровоцировать Россию на какие-либо боевые действия против Азербайджана. «Армения, конечно, будет обращаться за помощью к союзникам по ОДКБ, в том числе к России, ведь на ее территории есть российская военная база в Гюмри. Но заставить Россию воевать, если Россия воевать не хочет, Армения, конечно, не может», — подчеркнул Павел Фельгенгауэр.

Собственно, как писала «Лента.ру», сама Армения тут же пошла по указанному сценарию, что подтверждается заявлением посла Армении в России Варданом Тоганяном, сделанным им 14 июля. По словам дипломата, в Ереване очень рассчитывали, что Россия сможет приложить свои посреднические усилия, чтобы остановить происходящее на армяно-азербайджанской границе. «Рассчитываем и на реакцию наших коллег из ОДКБ, потому что речь идет об участке границы Армении, признанной в том числе участниками ОДКБ», — сказал он тогда.

Однако МИД РФ только выразил «серьезную озабоченность» резким обострением ситуации на армяно-азербайджанской границе. «Считаем недопустимой дальнейшую эскалацию, угрожающую безопасности региона. Призываем противоборствующие стороны проявлять сдержанность и строго придерживаться режима прекращения огня», — говорилось в официальном заявлении ведомства.

Министр Сергей Лавров фактически возложил ответственность за обострение ситуации на армянскую сторону. «Своего рода спусковым крючком послужил и географический фактор: решение армянской стороны реанимировать старый приграничный КПП, расположенный в 15 километрах от экспортных азербайджанских трубопроводов, вызвало повышенное беспокойство одних, неоправданную ответную реакцию других и в итоге запустило маховик противостояния с самыми непредсказуемыми последствиями», — подчеркнул министр в интервью газете «Труд».

Уже позже, 1 сентября, Сергей Лавров заявил, что Армения и Азербайджан заинтересованы в том, чтобы ситуация с Нагорно-Карабахским конфликтом нормализовалась. Он также сообщил, что накануне общался с главами МИД Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Джейхуном Байрамовым. «У нас есть ощущение, что обе стороны заинтересованы в том, чтобы ситуация успокоилась, чтобы возобновились встречи, которые представители сопредседателей (Минской группы ОБСЕ — прим. «Ленты.ру») организуют в регионе», — сказал министр.

Однако российская позиция, по всей видимости, не очень нравится Еревану, пытающемуся с начала конфликта изменить формат переговорного процесса. В частности, Никол Пашинян настаивает на включении в переговоры НКР, параллельно отказываясь от обсуждения формулы «территории в обмен на мир». В свою очередь президент НКР Араик Арутюнян 2 сентября на пресс-конференции заявил, что вместо обсуждения переговоров надо готовиться войне.

«Давайте быть реалистами и готовиться к войне, а не обсуждать тему переговоров. Переговоров не будет, я не вижу этого. Азербайджан не настроен на переговоры. (… ) О чем тут можно говорить?» — считает Арутюнян. По его словам, для НКР неприемлем ни один из известных пакетов и договоров между Арменией и Азербайджаном. При таком раскладе становится абсолютно непонятно, о чем Баку может договариваться с Ереваном?

Военная подготовка

С одной стороны, Армения заявляет о наращивании боевой мощи своей армии, а также увеличении бюджетных затрат на вооружение с 395 миллионов долларов в 2010 году до 625 миллионов долларов в 2020-м. С другой, качество подготовки армянских военнослужащих вызывает много вопросов. Взять хотя бы последний случай с пленением командира диверсионно-разведывательной группы вооруженных сил Армении: руководитель группы не смог сориентироваться на местности, заблудился и попал в плен.

Между тем даже бывший президент Армении Серж Саргсян признается в слабости армянской разведки. Так, на пресс-конференции, посвященной началу войны, он заявил, что Ереван не знал о подготовке нападения вооруженных сил Азербайджана в апреле 2016 года. «Да, это недоработка нашей разведки», — заявил он.

«Глубоко убежден, что все заявления о том, что мы якобы имели о нападении четкую информацию, попросту сделаны людьми, которые не имели возможности полностью ознакомиться с предоставленными в этот период и ранее данными, в том числе, и от разведки», — добавил Саргсян.

Плохая экономика

В свою очередь, эксперты связывают агрессивное поведение руководства Армении с внутренними проблемами страны, в частности, последствиями пандемии коронавируса и падением рейтингов премьер-министра, а главной целью воинственной риторики называют намерение отвлечь жителей республики от внутриполитической и экономической ситуации.

А она оставляет желать лучшего. Например, на днях второй президент Армении Роберт Кочарян обвинил власти Армении в отсутствии плана по преодолению последствий коронавируса. «Уже сегодня должна быть программа того, что мы будем делать для восстановления экономики. В первую очередь речь должна идти о спасении имеющегося», — заявил политик.

Здесь нужно отметить, что режим чрезвычайного положения с целью пресечения распространения коронавируса был объявлен в Армении 16 марта 2020 года, пять раз продлевался, все еще действует и должен закончиться 11 сентября. Безусловно, это не может не сказываться на экономике страны. Например, бюджет Армении на 2020 год предусматривал ежегодный рост экономики на 5,3 процента. В марте в отчете за первый квартал ЦБ пересмотрел этот показатель, понизив его на 0,7 процента. По итогам второго квартала Центробанк страны сделал прогноз, предполагающий вместо экономического роста падение ВВП на 4 процента.

При этом в самой республике не все, включая парламентариев, верят официальным данным, считая их сфальсифицированными. «Согласно опубликованным Статистическим комитетом Армении сводным данным о социально-экономической ситуации за первое полугодие 2020 года, экономический спад составил 4,7 процента, объем промышленного производства вырос на 1,5 процента, объем валовой продукции сельского хозяйства вырос на 1,7 процента, спад в сфере строительства составил 23,4 процента, торговый оборот сократился на 11,1 процента, объем услуг (без торговли) сократился на 6,4 процента, экспорт снизился на 6,5 процента, импорт снизился на 12,9 процента. Это опубликованные официальные данные и, если выразиться кратко, то я не верю этим цифрам, поскольку страна находится в глубоком экономическом кризисе, и последствия последнего, которые мы видим, не отражены в этих цифрах», — написал, в частности, руководитель парламентской фракции «Просвещенная Армения» Эдмон Марукян в своем аккаунте в Facebook.

Слабые позиции

Второй составляющей, которая могла спровоцировать конфликт, являются политические проблемы Никола Пашиняна, у которого начали появляться сильные политические противники, такие, например, как бывший глава Службы национальной безопасности Артур Ванецян. Глава партии «Родина» еще в январе этого года предложил выдвинуть нового премьер-министра из своих рядов. А уже в сентябре заявил, что в Армении ожидается «жаркая осень в политическом смысле», и «каждый новый день нахождения у власти Никола Пашиняна и возглавляемого им правительства губителен для Республики Армения».

На поддержку со стороны России Пашиняну также рассчитывать не приходится. Для подтверждения этого утверждения достаточно небольшой иллюстрации — президент России Владимир Путин по телефону поздравил с днем рождения бывшего президента Армении Роберта Кочаряна — «заклятого» политического противника Пашиняна, которому 31 августа исполнилось 66 лет. А на сайте Кремля была опубликована поздравительная телеграмма, в которой Путин назвал Кочаряна видным государственным деятелем, много сделавшим для развития современной Армении. В отношении Пашиняна таких приятных слов со стороны российского лидера ни разу не звучало, а поздравительная телеграмма Путина Пашиняну на сайте Кремля и вовсе не была опубликована.

Неудивительно, что отношение России к текущей армянской администрации видят и в Азербайджане. Так, например, экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров еще в июле сделал такое заявление: «Критика в адрес администрации Пашиняна, звучащая из России, а также поддержка армянской оппозиции свидетельствуют о том, что отношения между странами уже не на прежнем уровне. Фактически Россия перестала воспринимать Армению как партнера. Руководство Армении отдаляется от России и сближается с Западом. Думаю, для этого есть политические, экономические и внутренние причины».

Косвенно подтверждает это своей риторикой и сам Пашинян в передаче «Ви-би-си» Hardtalk. Отвечая на вопрос журналиста Стивена Сакура о том, с Западом Армения или с Россией, армянский премьер отметил, что Россия для Армении — «стратегический партнер в области безопасности», сразу же перейдя на лояльность Еревана Западу. «Между прочим, Евросоюз сейчас является нашим главным партнером в реализации программы реформ. У нас эффективное сотрудничество с НАТО, и, между прочим, мы участвуем в [натовских] миссиях в Афганистане, в Косове, в Ливане, в Мали. У нас есть довольно эффективное военное сотрудничество с США», — поспешил заверить Пашинян журналиста «Ви-би-си».

В случае, если армянская политика продолжится в том же ключе, что и сейчас, дистанция между двумя странами будет только расширяться, а это значит, что Армении придется решать свои внешние проблемы самостоятельно.

подписаться

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru