Среда, Январь 27, 2021
Футбол

Слуцкий огрел ЦСКА скамейкой

50Взгляды

Кровное родство никогда не было признаком игровой идентичности и уж тем более не гарантировало синхронного продвижения по карьерной лестнице. Футбол ведь — материя тонкая, прогресс игрока обусловлен несметным количеством всякого рода причин, и даже при относительно равной степени обученности один может процветать, а другой довольствоваться скромными ролями. Вот и братья Бакаевы, Зелимхан с Солтмурадом, во многом схожие по манере и технико-тактической подготовке, находятся сейчас на разных уровнях признания и востребованности.

Полматча в тени

Заслуги нынешнего казанца, вне сомнения, поскромнее. Хотя претензии на место в основе он обозначил практически с первых же дней пребывания в новом клубе и подкрепил их добротной игрой, устроившей главного тренера. Стабильностью, правда, хавбек не отличался. Вполне приличные по качеству матчи чередовал с посредственными, одним из которых и стала встреча с армейцами.

Начав энергично, с настроем (уже на 4-й минуте выдал острейший пас вразрез на Игнатьева), экс-спартаковец минут через двадцать закис, существенно сбавил обороты, после чего ушел в тень, где, образно выражаясь, прохлаждался до замены. 

Случалось, правда, выходил на контакт с мячом, но продолжений не находил, а если все-таки отыскивал, то примитивные — пасы поперек и назад остроты атакам не добавляли. А ведь позиция на краю как никакая другая удобна для самовыражения. Причем зрелищные, за счет скорости и обводок проходы до лицевой, навесы, прострелы не только поднимают настроение болельщикам, но и на команду работают. Бакаев же этими обязательными для крайков проявлениями не запомнился. За что, собственно, и был заменен без всякого ущерба для игры.

Первым же касанием!

Более того — после его ухода хозяева впереди ощутимо прибавили. Благо простора для совершенствования атак было хоть отбавляй. Казанцы ведь тайм с небольшим проводили их в аналогичном с армейцами ключе — легко добирались до штрафной, обкладывали ее со всех сторон и притормаживали, не находя перспективных продолжений. Проходам вдоль бровок препятствовали Щенников с Зайнутдиновым, которые практически не проваливались. Крайне редко теряли позиции Дивеев и Магнуссон.

Пробиться к воротам с первоначальным составом исполнителей было очень непросто. Однако у Леонида Слуцкого, в отличие от коллеги, была под рукой длинная скамейка. Он ею и ударил по оборонительным порядкам гостей, выпустив разом Деспотовича и Хван Ин-Бома. Оба разительно контрастировали по стилистике с предшественниками. Высокорослый серб и сделал результат — уже первым касанием. Его прыжок и акцентированный удар головой после навеса Шатова со штрафного застал врасплох оборонявшихся, которые до этого с подобным давлением на «втором этаже» не сталкивались. Да и кореец, обосновавшийся в середине газона, вписался в игру с листа, придав атакам своей команды недостававшей им нестандартности.

Зачем армейцам Гайч?

Чем ответили гости? Тоже заменами, некоторые из которых мне лично показались сомнительными. Отправка на лавку Чалова, например, была совершенно оправданной. Из череды абсолютно бесцветных матчей форварда казанский не выбился. А не забитый из вратарской гол с выверенной и вымученной передачи Эджуке (что такое для нигерийца расстаться с мячом — известно) заставил пересмотреть взгляд на техническую оснащенность «форварда острия». 

В предыдущем разборе армейской игры я, помнится, написал, что Федор способен забить лишь в одном случае — если партнер угодит передачей ему в ногу или в голову. Каюсь — ошибся. Надо еще, чтобы мяч попал в эти части тела под определенным углом.

Не убедило и решение Ганчаренко выпустить Гайча. Расчет на то, что с его появлением на поле команда получит мощнейший рычаг давления, не оправдывался ранее, не сработал и в этот раз. Такое впечатление, что аргентинец вообще не понимает, куда попал. Трудно вспомнить хотя бы одно более-менее продуктивное действие в его исполнении. И, что особенно напрягает, так это абсолютное неумение гренадера играть головой. Именно играть, а не подставлять ее под мяч, выпрыгивая в позе стойкого оловянного солдатика.

А вот Эджуке, мне кажется, отбыл на скамейку рановато. Нигериец, хотя и куролесил на поле со свойственной ему бесшабашностью, оборону казанцев в напряжении держал. Что же касается передержек и, как следствие, потерь, то мячом он владел несоизмеримо чаще коллег. А потому, чем черт не шутит, вдруг со временем количество перешло бы в качество? Но этого мы уже не узнаем.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru