Вторник, 28 мая, 2024
Волейбол

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

142Взгляды

Лететь в ночь на первое февраля, то есть в китайский Новый год – это, хочется думать, к удаче. Она на Олимпийских играх нужна всем. Олимпийский огонь еще только на пути к своему факелу, но основная часть и спортсменов, и журналистов уже в Пекине. Прилететь удалось, и это первая радость до старта соревновательной программы. А ведь повезло, как известно, далеко не всем аккредитованным, тесты лишили их Пекина. Правда, есть и те, кто в самолет-то ранее попал, но теперь все же пишет репортажи из позитивного карантина и ждет отрицательные тесты.

Фото: Ирина Степанцева

Все небезоблачно, конечно, но хотя бы уже позади нудные и длительные процедуры оформления разрешения на въезд в Китай. Тот код зеленого цвета, который надо было получить до вылета в ответ на предоставленные медицинские документы (это он не пустил на первые рейсы наших биатлонисток в Пекин, не «позеленел» в ответ на предоставленную информацию), к счастью, потребовалось показать только один раз – при регистрации. Он вообще красивенький такой – по краям квадрата бегают шустрые шарики. И как раз эти шарики, живые, чтобы перед глазами мелькали, а не в распечатке, – китайская цель и пропуск в самолет.

Мое приложение с кодом грузиться в “Шереметьево” не хотело вовсе. Шарики, я знала точно, там бегали, а вот руки уже тряслись от напряженного стискивания телефона. Персонал авиакомпании вокруг подбадривал и меня, и коллег, тоже влипших в телефон. «А если не загрузится? – Надо, чтобы загрузилось. Уговаривайте…».

Минут через 25 абсолютного бессилия шарики все же вырвались на экран, были счастливо продемонстрированы, столь же радостно ответственными лицами зафиксированы. Дальнейший проход паспортного контроля и еще какие-то события после этого в памяти не задержались. 

Организаторы Олимпийских игр сами рассаживали всех пассажиров олимпийского чартера по местам. Через одного. Регистрация на рейс за сутки по этому поводу была объявлена, но отсутствовала. Менять место запретили категорически – чтобы потом, если что, отловить всех, запятнанных ковидом.

Семичасовой перелет позади, тут все стандартно, и вот уже встреча в аэропорту Пекина: здравствуйте, люди в белых скафандрах. Они улыбчивы и дружелюбны, маски этого не скрывают. Выглядят рядом с нами эффектно, никакой излишней суровости: кто-то даже трогательно поздравляет с китайским Новым годом надписью на собственной спине.

Заранее заготовленные, как требовалось, бумажки (сканы на любой вкус и вопрос) не понадобились. Ряд чудесных автоматов отщелкивал нас поодиночке: отсканированный паспорт выдавал на экран всю информацию о каждом, включая его достижения на ковидном фронте – вакцинирован, болел или не болел, тесты и т.д. Этой информацией мы щедро делились с Китаем перед поездкой, в том числе и в анкете для зеленых шариков.

Да, а потом были тесты на ковид. Морально мы к ним подготовились, знали точно: будет больно. И очень. Наслушались еще от тех спортсменов, которые были в Китае на турнирах. Но тут ведь, во-первых, у кого и какой болевой порог, во-вторых – в чьи руки попадешь. Моя «космическая» медсестра в аэропорту была относительно милосердна. Слез избежать совсем уж не удалось, но лились они все же не ручьем. Так повезло не всем, кому-то, по ощущениям, все же лезли через нос прямо в мозг. И мысль о том, что каждое утро теперь будет начинаться со столь прекрасного, была неприятно назойлива.

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

Фото: Ирина Степанцева

Зимним Играм приходится, конечно, более тяжко, чем летним. Пекин и учитывал опыт Токио, и ужесточил правила, из олимпийского пузыря никто «в мир» выйти не может. Из дверей отеля – в специальный автобус, который заезжает на территорию с воротами. Ворота появились у выделенных для проживания отелей вместе с ограждением ради Игр, поэтому их вручную открывают дежурные, которые потом машут пассажирам руками и закрывают коробочку. 

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

Фото: Ирина Степанцева

Кстати, просто так выйти из отеля тоже нельзя – даже покурить под окнами. На выходе – снова «белые люди», сканер считывает аккредитацию, потом еще подтверждение, что ты – это ты: фото на выходе, осмотр вещей и тела. Процедура обязательна, хоть и вышел ты прямо за дверь, тебя видно, а через пять минут вернешься. Снова выйдешь – снова все пройдешь все досмотры, зафиксированные документально.

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

Фото: Ирина Степанцева

Бригада «белых» дежурит круглосуточно. В четыре утра – те же четыре человека, что и днем. Есть еще помощник – робот, который нарезает круги по холлу, обеззараживая помещение. А в здании, где находится главный пресс-центр Олимпийских игр, ездит и робот-уборщик. Правда, людей все же без работы на этом бесконечном фронте борьбы с мусором и грязью не оставляет. Мелькают швабры в руках, раскатывают велосипеды сразу с двумя швабрами: спереди и сзади. Можно устраивать свои Игры, кто эффективнее – робот или такой велосипед?

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

Фото: Ирина Степанцева

И в столовой – дружба людей и машин. Стальные руки готовят часть еды, роботы делают это за стеклом, на глазах у народа. При оплате к чеку едок получает номер посадочного места. А высоко под потолком в разных местах над столами висят другие роботы – курьеры доставки. По своим дорожкам они перемещаются над столами и плавно опускаются вниз с блюдом на подносе к заказчику. 

Акклиматизацию никто не отменял. Даже маска не скрывает, как зевают прилетевшие на Игры. Разница для России все же существенная – пять часов, когда в Пекине раннее утро, в Москве – ночь.

Но, например, в семь утра наша сборная по шорт-треку – уже на катке. А ведь надо было сюда еще добраться. Лично мне пришлось для этого встать в четыре утра (два автобуса с ожиданием пересадки). Спортсмены готовились к Играм по всем фронтам. Софья Просвирнова, например, рассказала, что начала перестраиваться во времени еще в России: спать ложилась в восемь вечера, подъем – в четыре. 

И олимпийский пузырь для спортсменов – не шок. Давно так живут. Семен Елистратов, олимпийский чемпион по шорт-треку, может о пузырях рассказать всё. Рассказал, что почти весь январь, будучи на сборах в Казахстане, не покидал ледовую арену в Нур-Султане. В городе из-за протестов было введено чрезвычайное положение. Елистратов говорит, что за двадцать дней ни разу не вышел на улицу. Сначала были внутренние беспорядки, а потом за две недели до Игр всех закрыли на карантин, «одно на другое наложилось». 

Олимпийский пузырь: накануне старта Игр-2022 Пекин превратился в эпидемиологическую лабораторию

Фото: Ирина Степанцева

Вот и загадывали многие главное желание на китайский Новый год, который расцветил яркими украшениями двери и стены: чтобы ничего такого никуда не накладывалось. Есть арены, есть спортсмены – сливки спорта, элита, главное – чтобы все выступили. Олимпийские игры уже соединились – с встречей Нового года. Значит, в Пекине должен пройти праздник в квадрате. Именно эту мысль пыталась донести до меня девушка-волонтер на трибуне катка (на тренировку выходили уже наши фигуристы), с которой мы вместе ползали на коленках под столом, пытаясь затолкать вилку компьютера в не очень удобно расположенную розетку. Я с ней согласилась.

Игры передовых технологий: кадры из Олимпийской деревни поражают воображение

Смотрите видео по теме

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru