Вторник, Июль 27, 2021
Баскетбол

Верховный суд потребовал бороться с фальшивыми признаниями подсудимых

16Взгляды

Пленум Верховного суда России сделал особые разъяснения нижестоящим инстанциям: необходимо тщательно перепроверять признания обвиняемого. Даже если человек настаивает на своей вине и просит рассмотреть дело по быстрой процедуре, надо перепроверить, что говорил он раньше, насколько добровольно решил раскаяться.

Судья не вправе подписать обвинительный приговор, не убедившись, что подсудимый был искренен, признавая вину. Фото: seb_ra / istock

Дополнительные указания даны в постановлении пленума Верховного суда России, которое "Российская газета" публикует сегодня. Разъяснения касаются особого порядка и заключения досудебного соглашения. В особом порядке рассматриваются дела тех, кто совершил нетяжкие преступления, признал вину и попросил не проводить долгого разбирательства. За это наказание человеку будет обязательно смягчено.

В свою очередь досудебное соглашение заключают преступники, которым есть, что сообщить следствию. За помощь правоохранителям они также получают скидку в наказании, а их дела рассматриваются в особом порядке.

В тех случаях, когда гражданин не заключал досудебного соглашения, но признался и попросил применить особый порядок, Верховный суд рекомендовал тщательно проверять, насколько осознанно человек пошел на такой шаг. Был ли он честен перед собой и перед следствием? В частности, ходатайство об особом порядке должно быть заявлено в присутствии адвоката и после консультация с защитником, на это обратил внимание Верховный суд России. Дело в том, что раньше правоохранители порой вынуждали человека подписать фальшивые признания и согласиться на особый порядок, так им было легче.

"Принципиальное условие для применения процедуры особого порядка рассмотрения уголовного дела – добровольное согласие обвиняемого. Данный порядок применяется, когда вина человека не вызывает сомнений и он сам с этим не спорит. Особый порядок позволяет избежать формальностей там, где они не нужны, тем самым сэкономить время и финансовые ресурсы", – пояснил председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

По данным Верховного суда России, за год в особом порядке были рассмотрены дела в отношении 373,2 тысячи человек. Это 47 процентов уголовных дел. Количество таких дел сократилось. Раньше в особом порядке рассматривалось около 70 процентов дел.

Суд обязан проверить, насколько добровольно человек согласился на ускоренную процедуру. Если раньше не давал показаний, почему вдруг признался? 

"Но нельзя забывать юридическую аксиому: признание не является царицей доказательств, следствие в любом случае должно собрать достаточную доказательную базу, подтверждающую виновность человека. А суд, прежде чем рассмотреть дело в особом порядке, должен выяснить, насколько добровольно человек согласился на такую процедуру, не оказывалось ли на него незаконное давление. Разъяснения Верховного суда России ориентируют суды на более тщательную проверку того, насколько добровольно человек ходатайствовал об особом порядке", – рассказал Владимир Груздев.

В частности, пленум Верховного суда России в своем постановлении указывает: "если подсудимый ранее оспаривал обвинение либо воспользовался правом на отказ от дачи показаний, то суду следует уточнить его позицию и убедиться в том, что подсудимый действительно согласен с обвинением". Иными словами, надо перепроверить, почему человек, отрицавший вину или даже просто молчавший, вдруг сознался и раскаялся. Действительно осознал свой проступок? Или есть какая-то иная подоплека?

Владимир Груздев подчеркнул, что данный порядок вводился законодателем для процессуальной экономии по делам, не представляющим серьезной общественной опасности. "Что же касается тяжких преступлений, то здесь крайне важно обеспечить гарантии справедливого разбирательства, которое возможно только при несокращенной судебной процедуре", – резюмировал председатель правления АЮР. Поэтому недавно закон ограничил применение ускоренной процедуры.

В свою очередь, советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян также назвал положительной тенденцией сокращение применения особого порядка. "Снижение связано с сокращением юрисдикции таких дел и с общим пониманием, что особый порядок со временем мог бы загубить правосудие, – говорит он. – Идеальная схема судопроизводства, когда сторона обвинения спорит со стороной защиты в состязательном процессе с исследованием доказательств, а суд подводит итоги такого спора. При особом порядке суд превращался в регистратора, заведомо соглашающегося с выводами следствия, назначающего наказания без проверки доказательств. Конечно же, такой порядок таил в себе многочисленные скрытые дефекты".

Что касается досудебного соглашения, то Верховный суд разъяснил: обвиняемый может рассказывать не только о своих преступлениях, но и чужих. Как сказано в документе, содействие следствию может выражаться, "в частности, в даче показаний об обстоятельствах совершенного преступления и о соучастниках преступления с указанием их роли; сообщении о других преступлениях, в том числе совершенных с участием иных лиц; указании очевидцев преступления, мест уничтожения или хранения орудий преступления, сокрытия трупа, похищенного имущества; выдаче предметов и документов, представлении аудио- и видеозаписи сведений, имеющих значение для дела; участии в проведении оперативно-розыскных мероприятий".

По словам Нвера Гаспаряна, досудебные соглашения сегодня заключаются не часто. "Такое случается, как правило, по групповым делам об особо тяжких преступлениях", – уточнил он. Адвокат продолжает, что у процедуры досудебного соглашения есть опасность, она заключается в степени достоверности показаний, даваемых гражданином, который либо заключил "сделку со следствием" (так иногда в просторечье называют досудебные соглашения), либо без сделки ходатайствовал об особом порядке. "Данные участники процесса, заинтересованные в получении преференций при назначении наказаний, могут оговаривать иных соучастников, а следователи, прокуроры охотно придают заранее установленную силу этим показаниям, а суды, как правило, принимают их на веру", – пояснил Нвер Гаспарян.

Пленум Верховного суда указал: если будет установлено, что подсудимым, заключившим досудебное соглашение, были представлены ложные сведения или сокрыты от следователя существенные обстоятельства дела, то сделка должна быть разорвана.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru