Четверг, Октябрь 1, 2020
Другое

Вопреки коронавирусу

72Взгляды

10 и 11 сентября 2020 года на Новой сцене Большого театра состоится премьера вечера одноактных балетов «Четыре персонажа в поисках сюжета». Спектакль уже сегодня можно назвать уникальным — в то время, когда мировые театры из-за пандемии COVID-19 отменяют премьеры одну за другой и постоянно сдвигают сроки выпуска спектаклей, директор балета Большого театра Махар Вазиев открывает сезон грандиозным международным проектом, собравшим талантливых молодых хореографов, востребованных во многих театрах мира, — от Нидерландского театра танца (NDT) до Парижской оперы. Это стало возможным благодаря активной финансовой и организационной поддержке Олега Дерипаски, с именем которого в главном театре страны связывают дальнейшие интересные проекты. О том, что ждет соскучившегося по театральным премьерам зрителя, — в материале «Ленты.ру».

Замысел

Вечер одноактных балетов будет включать четыре постановки: «Девятый Вал» Брайана Ариеса, «Всего лишь/Just» Симоне Валастро, Fading («Угасание») Димо Милева и Silentium («Тишина») Мартина Шекса. В предстоящей премьере заняты ведущие артисты труппы — Светлана Захарова, Екатерина Крысанова, Анна Никулина, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Анастасия Сташкевич, Мария Виноградова, Алена Ковалева, Владислав Лантратов, Вячеслав Лопатин, Семен Чудин, Якопо Тисси, Денис Савин, Игорь Цвирко и другие талантливые артисты.

Идея проекта возникла у руководителя балетной труппы Большого театра Махара Вазиева во время карантина в конце апреля 2020 года. «Ситуация была очень сложная, все так скучали по работе, что мне захотелось молниеносно увлечь артистов, придать им силу, энергию, надежду. У меня было огромное желание зажечь людей творчеством, новой работой», — отметил в интервью ТАСС Махар Вазиев.

Фон

В условиях пандемии, которая унесла жизни многих людей, закрытые театры — едва ли худшее из того, что могло случиться. Тем не менее театр, значение которого для русской культуре трудно переоценить, понес потери, в последствиях которых нам еще предстоит разобраться. Почти сразу театральные деятели отреагировали на пандемию и отмену не только спектаклей, но и репетиций увлечением различными цифровыми и онлайн-проектами, которые хоть и вызвали определенный интерес у публики, но уж точно не могли принести денег в кассу. А ведь только около 60 с лишним процентов бюджета Большого — это субсидии государства, рассказал в интервью Deutsche Welle директор театра Владимир Урин.

С экономической и художественной точки зрения и мировой, и российский театр вместе с бездействующими творцами находится в режиме выживания, импровизируя в ответ на бесконечную катастрофу. Многие цифровые предложения по своей сути являются исследовательскими, лишь оценивая потенциал пользователя. Но, честно говоря, кажется, что поддержка публикой цифровых театральных проектов означает лишь притворство, будто эти работы так же интересны, как и живые выступления.

«За улыбкой театра, которую нельзя теперь увидеть, скрывается более суровая правда: ничто не заменит живое взаимодействие между исполнителем и аудиторией, — с грустью писала совсем недавно The New York Times. — Многие люди, жаждущие театра, пожирают его в цифровом формате. Но чтобы ощутить всю его силу, зритель должен быть там, чтобы впитать ее физически. Мы мечтаем о том состоянии коллективных мечтаний, когда артисты, публика, то есть именно живой театр в своем лучшем виде затянет нас в свои чары». И если многие онлайн-эксперименты оказались интересными в драматическом театре, то в музыкальном никаких прорывов мы вообще не увидели.

Воплощение

По сути, перед Большим театром встала проблема некоего возрождения или, если угодно, — придания нового импульса творческой жизни коллектива. Махар Вазиев в этих условиях принял, на наш взгляд, единственно правильное решение — так как за короткие сроки и в трудных условиях санитарных ограничений нужно было выпустить новый, полноценный спектакль, он решил пригласить четырех зарубежных хореографов и звезд отечественной балетной сцены. И тут без помощи меценатов было не обойтись.

«Мне прислали работы трех хореографов, потом еще шести. Я выбрал четырех, чтобы они были все-таки не совсем похожи друг на друга. Начал с ними разговаривать, они, естественно, были ошарашены. Понятно, что в итоге все были счастливы,— постановка в Большом! Но вы же понимаете, что за ситуация… Переговоры начались где-то в середине мая, все было непонятно, но когда 8 июня вдруг выступил Собянин, сказав, что с 9-го открываются репетиционные залы, вот тогда появилась надежда. А дальше, не буду скрывать, я обратился к нашим друзьям. Генеральный спонсор “Ингосстрах” и лично Олег Владимирович Дерипаска оказали огромную поддержку проекту — и финансовую, и организационную. Сколько проблем там было!» — рассказал в интервью «Коммерсанту» глава балетной труппы Большого.

«Этот проект стал во многом новаторским и добавил свежего дыхания репертуару главного национального театра нашей страны. Шедевры русского музыкального театра 19-20 веков традиционно занимают главенствующее место в репертуаре Большого, при этом театр стремится обеспечить преемственность поколений, занимаясь продвижением талантливой молодежи. И новый проект стал еще одним уверенным шагом на этом большом и важном пути», — заявил BFM.ru Олег Дерипаска.

Брайан Ариес

Изначально Махар Вазиев обговаривал с хореографами определенный формат работы, не предполагавший изготовления масштабных декораций и участия большого кордебалета. В результате три работы из четырех представляют собой композиции протяженностью примерно пятнадцать минут. И лишь балет Брайана Ариеса на музыку Михаила Глинки и Николая Римского-Корсакова «Девятый вал» идет целый час, и в нем занято сорок исполнителей.

«Я никогда не был в России и мало что знал про эту страну. Когда Махар Вазиев предложил мне принять участие в этом проекте, я решил, что мне надо как можно глубже погрузиться в русскую историю и культуру. Я стал читать, смотреть фильмы и записи спектаклей и знакомиться с русской живописью. Так я впервые увидел работы Айвазовского — и был просто поражен. И сама его жизнь также очень впечатлила меня. Водная стихия, которую он писал и которой был верен на протяжении стольких лет, показалась мне созвучной нашим непростым взаимоотношениям с природой сегодня. Меня привлекло и то, что Айвазовский фактически изолировался от мира в Феодосии и оставался романтиком, в то время как большинство русских художников обратились к реализму. Оказавшись в Москве, я посетил Третьяковскую галерею, чтобы поближе познакомиться с творчеством мастера. Мне также хотелось, чтобы в балете звучала музыка русских композиторов. Поэтому я выбрал Глинку и Римского-Корсакова», — рассказывает Брайан Ариес.

Танцовщик и хореограф Брайан Ариес родом из Пуэрто-Рико, но уже принадлежит мировой балетной сцене. В девятилетнем возрасте переехал с семьей из Пуэрто-Рико в США, учился в La Guardia High School for the Performing Arts в Нью-Йорке. В качестве танцовщика выступал с труппами Complexions, NDT 2, Kidd Pivot (художественный руководитель — Кристал Пайт. Исполнял хореографию Иржи Килиана, Охада Нахарина и Кристал Пайт. Занял первое место и приз зрительских симпатий на VI Международном конкурсе хореографов в Копенгагене. Победитель Hubbard Street Dance International Commission Project. Лауреат хореографической премии имени принцессы Грейс за 2017 год.

В 2013 году он основал собственную танцевальную компанию ARIAS Company. В 2016 году поставил балет In Frayed Edges для «Вечера молодых хореографов» в NDT. В сезоне 2018-2019 поставил балет Epoch, который регулярно идет в NDT 2.

Симоне Валастро

Итальянец Симоне Валастро поставил для уникальной балетной премьеры в Большом спектакль «Всего лишь» на музыку Дэвида Лэнга. Это единственная постановка вечера, которая идет под фонограмму и этому есть самое простое объяснение. «Этого композитора я очень люблю и давно хотел сочинить балет на его музыку. Когда Махар Вазиев спросил, не могу ли я поставить небольшой балет, минут на пятнадцать, я сразу вспомнил песню Лэнга Just. Источником его вдохновения была «Песнь песней», единственный текст в Библии, так откровенно, почти эротически рассказывающий о любви мужчины и женщины. А сегодня тема любви кажется мне самой главной. За эти месяцы изоляции мы многое стали ценить иначе. А тут есть слова, навеянные библейским текстом. И мне очень важно показать энергетическую и смысловую связь слов и движений», — говорит балетмейстер.

Симоне Валастро имеет репутацию вдумчивого, даже мудрого и в то же время пылкого художника. В его работах воображение и красота слились в уникальном зрелище современного танца, которые по признанию критиков, отмечены неистовым ритмом хореографа. «Говорят, время — великий учитель, но, к сожалению, оно убивает всех своих учеников», — именно эту цитату Берлиоза Симоне Валастро заимствовал как главную идею, когда дебютировал в 2008 году в качестве балетмейстера, создав сольную композицию Opus для Музея Пикассо в Малаге.

Симоне Валастро родился в Милане в 1979 году. Начал танцевать в возрасте семи лет. В 1990 году был принят в балетную школу при La Scala, при художественном руководителе труппы Анны-Марии Прины. По ее окончании попал в балетную труппу Парижской оперы. В 2003 году получил статус премьера. Танцевал в балетах Мариуса Петипа («Дон Кихот», «Пахита», «Баядерка»), Джорджа Баланчина («Драгоценности», «Четыре темперамента»), Джерома Роббинса («Концерт»), Уильяма Форсайта («Головокружительное упоение точностью», In the Middle), Ролана Пети, Рудольфа Нуреева, Джона Ноймайера, Уэйна МакГрегора, Начо Дуато, Анжелена Прельжокажа. Лауреат AROP Dance Prize.

В 2013 году поставил Stratégie de l’Hippocampe для Opera Bastille, а в 2015 году — балет «Ткани» для Парижской оперы. Тогда же Бенджамин Миллепье предложил ему учиться на хореографа в Академии при Парижской опере (художественный руководитель — Уильям Форсайт), чтобы стать штатным балетмейстером Opera National de Paris.

Димо Милев

Для болгарина Димо Милева, постановщика балета Fading («Угасание»), отправной точкой стала трагическая судьба композитора Энрике Гранадоса. «Он все жизнь боялся утонуть. Но ему пришлось плыть в Америку, где в Нью-Йорке ставилась его опера, хотя он был уверен, что погибнет. На обратном пути из Америки пароход, на котором он плыл, разгромили немцы, его жена оказалась в воде, — рассказывает Димо Милев. — Он бросился за ней в волны, и они утонули вместе. Мне показалось, что это чувство тревоги, надвигающейся опасности, неизвестности созвучно тому, что мы испытываем сегодня. В моем сочинении нет сюжета. Это только чувства, эмоции, атмосфера».

Димо Милев родился в Софии, учился танцу в Национальной балетной школе в Софии. В 1993 году был принят в балетную труппу The National Opera of Sofia, а годом позже перешел в «Молодой балет Франции». С 1996-го по 2001-й танцевал в «Балете Нанси», потом переехал в Испанию, в труппу Начо Дуато. Исполнял хореографию Уильяма Форсайта, Йормы Уотинена, Охада Нахарина, Иржи Килиана, Матса Эка, Вима Виндекейбуса. В 2009 году дебютировал в качестве хореографа, поставив балеты S.O.S и 1/2 Waltz. И сразу же получил награду на конкурсе хореографов в Копенгагене и Ганновере.

В 2013 году балет Димо Милева Aimless завоевал первое место на Международном конкурсе хореографии в Нью-Йорке и второе — в Копенгагене. В этом же году он создал балет «Столкновения» для танцевальной труппы Сингапура для фестиваля «Контакт».

В 2016 году Хосе Мартинес пригласил его поставить Anhelos y Tormentos на музыку Гранадоса в Национальном театре танца Испании. «Хореограф Димо Милев исходит из некоторых характеристик или качеств романтизма и неоромантизма — страстное против рационального, ценность против личности и, как следствие, возвышение “я”. Поиск прекрасного через буколическое, идиллическое, поэтическое, но также зловещее и возвышенное. Влечение к бездне, фэнтези и, прежде всего, драме с одержимостью смертью, ночью, руинами и описанием монстров и странных существ», — вот так несколько замысловато охарактеризовал э ту работу испанский критик.

В 2017 Димо Милев поставил полнометражный балет Broken Lines для T.H.E Dance Company (Сингапур). В качестве танцовщика принимал участие в проекте The New Universe of Manuel Legris в Вене, Париже и Токио. Он также преподает, проводит мастер-классы и работает ассистентом в различных проектах.

Мартин Шекс

Музыкальной основой балета Silentium («Тишина») Мартина Шекса стала вторая часть концерта Tabulа Rasa великого Арво Пярта — Silentium, что и дало название новому балету. Мартин Шекс говорит, что был поражен, найдя позже удивительные стихи Федора Тютчева с таким же названием, точно отражающие и собственные ощущения хореографа.

«В эпоху кризиса, как и всегда, искусство — это катализатор, через него мы переживаем катарсис. Мне хотелось рассказать о ситуации, когда мы оказываемся в неизвестном, незнакомом пространстве, когда уходит наша уверенность в себе, и мы должны двигаться вперед, до конца не понимая, что нас ждет впереди. Я счастлив работать со Светланой Захаровой. Она сама придает и глубину, и метафизичность моей героине, которая проходит в нашем спектакле свой путь инициации», — восторженно рассказывает Мартин Шекс.

«Даю честное слово, я на хореографов не нажимал — сами выбирали. В классе. Единственный, кто заходил ко мне, — это Мартин, — рассказал Махар Вазиев «Коммерсанту» о том, как хореографы отбирали исполнителей для своих постановок. — Говорит: “Маэстро, а можно Светлану Захарову?” Я звоню ей: “Зайди, Света, вот так и так”. Она говорит: “С удовольствием, я уж думала — вдруг меня никто не выберет?” Я говорю: “Тебя не выбирают, потому что боятся, мировая звезда все-таки”. Недавно посмотрел Свету в этой ее работе, она там потрясающая».

Француз Мартин Шекс родился в 1980 году в Альби, в 1993 году был принят в балетную школу Парижской оперы и по ее окончании присоединился к труппе. В 2006 году получил предложение перейти в качестве солиста в Балет Лейпцига. С 2009 по 2015 год танцевал в Ballett am Rhein Düsseldorf Duisburg. Испробовал на себе множество стилей и техник — от классики до модерна.

Шекс танцевал в балетах Джорджа Баланчина, Ролана Пети, Ханса ван Манена, Джона Ноймайера, Джона Кранко, Иржи Килиана, Пины Бауш, Мерса Каннингема, Уве Шольца, Матса Эка, Анжелена Прельжокажа, Каролин Карлсон. В качестве хореографа дебютировал в Парижской опере в 2006 году. Поставил около 30 балетов, в том числе Apollo для Национального балета Хорватии.

«По предложению Маса Колара, художественного руководителя Хорватского национального балета в Риеке, я взял композицию Стравинского и поставил полную и новую версию этой хореографической иконы, — говорит об этой работе хореограф. — Используя тот же подход, что и Firebird и Eine Winterreise, я взял на себя смелость с либретто Аполлона, чтобы переосмыслить все места и роли каждого персонажа в истории. Балет был первоначально написан Стравинским для хореографа Адольфа Больма и, как известно, поставлен Джорджем Баланчином. Я очень рад, что у меня появилась прекрасная возможность сделать собственное художественное заявление об этом простом, но философском и содержательном балете».

Среди работ Шекса — «Жар-птица» для Saarland State Theater Ballet в Саарбрюкене, которая прошла в одной программе с балетом Иржи Килиана, Voices для Балета Штутгарта. Также балетмейстер увлекается фотографией и съемкой короткометражных фильмов.

подписаться

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru