Воскресенье, Февраль 25, 2024
Фигурное катание

Падение фигуристки Симоновой напомнило о других покалеченных спортсменах

36Взгляды

Падение фигуристки Симоновой напомнило о других покалеченных спортсменах

Авторы:

+

Юную фигуристку-парницу Марию Симонову, попавшую в больницу после падения с поддержки во время соревнований, врачи выписали домой. По словам мамы, она рвется на лед, но все же некоторое время отдохнет. Почему сами фигуристы не бросили прокат, а рефери и тренеры не остановили программу? А должны были? Или быстро вставшая, ударившейся головой не считается?

Мария Симонова и Мартин Бреславский / фото: соцсети Симновой

Марии Симоновой – 14 лет, Мартину Бреславскому – 17 лет, фигуристы тренируются в группе Сергея Рослякова и Бетины Поповой. Несчастный случай произошел во время турнира «На призы президента федерации фигурного катания на коньках Москвы», юниорская пара исполняла короткую программу. Мартин не смог удержать девушку во время поддержки, фигуристка упала с высоты на бок, при этом ударилась головой об лед. Выступление пара продолжила. После окончания программы Марию увели, поддерживая, со льда, затем – госпитализировали. На обследовании врачи диагностировали Симоновой сотрясение мозга и оставили в клинике под наблюдением на два дня. Сегодня (в пятницу) фигуристка уже дома и благодарит в соцсетях всех, кто за нее переживал.

Перед началом текущего сезона тренер и хореограф рассказывали в интервью ФФККР о перспективной паре, которая соединилась полтора года назад. Когда только встали в пару, в их арсенале были одинарные парные элементы, одинарный выброс, подкрутка, подъемы поддержек до плеча. «Они толком не могли целиком собрать даже парные вращения – падали. И за год проделали сумасшедшую работу: выучили все тройные, освоили поддержки, стали усложняться».

Фигуристы, по словам тренеров, проявили себя уже в прошлом сезоне. «Ребята интересные, с глубоким и, как мы шутим, «широким» внутренним миром. В работе с ними получаешь массу удовольствия. Они замечательные и во время постановки и отработки программ раскрываются с новых сторон. Если в дальнейшем все сложится удачно, они заявят о себе на взрослом уровне. Потенциал у них есть. Ребята творческие. Мартину сам бог велел. Его папа – известный певец Доминик Джокер. В прошлом сезоне ребята добавили во всем, что касалось парных элементов», – рассказывал Сергей Росляков.

В этом сезоне пара выступала в юниорских соревнованиях Гран-при, на третьем и пятом этапах (в Самаре Маша оказалась на слуху совсем не из-за спортивных достижений, сделала фото из «красивого» номера с ободранным паркетом). По итогам двух этапов не вошли в число восьми пар, которые получили право участвовать в финале Гран-при, как и в число двенадцати пар, отобравшихся на юниорское первенстве России.

ххх

Это стало вопросом на три дня: надо или не надо спортсменам докатывать программы в случае падения и удара, который может (предположительно) отразиться на здоровье? И кто должен остановить прокат (тем более юных фигуристов) для избежания проблем со здоровьем?

В конкретном случае решение о том, что фигуристы могу продолжить программу, принял почетный вице-президент Международного союза конькобежцев Александр Лакерник, который был рефери турнира в Москве. Оценка ситуации носила визуальный характер, «глядя на то, в каком они были состоянии». Специалист говорит, что в парном катании, одном из травматичных видов фигурного катания, приходится видеть такие ситуации, «подобное случилось еще на чемпионате мира 2000 года в Ницце», где он тоже был рефери.

Любая травма в любом виде спорта, случившаяся на глазах у зрителей, очень бьет по нервам. Видео с падением Симоновой смотрели многие. Сопереживали, ахали в комментариях, ругая от бессилия и страха всех – от тренеров до родителей. К штампам типа «цена победы» мы все привыкли, поэтому восторженно говорим в момент триумфа о преодоленных спортсменами невзгодах и критических ситуациях, когда они оказываются «на грани жизни и смерти». А, когда сталкиваемся с этим преодолением в режиме онлайн, становится не по себе, возникают вопросы. И со всех сторон летят уже предложения о том, что надо запретить во имя гуманизма и как все «тут переделать» во время выступления фигуристов.

Но – и это бросается в глаза, – предложения исходят не из профессиональной среды.    Специалисты в оценках были едины: фигуристы продолжили выступать, значит, могли это сделать. Речь идет о большом спорте, который живет по своим законам, часто абсолютно не понятным людям «из жизни». Риск во время исполнения парных элементов есть всегда. И, если случаются падения, надо давать оценку по ситуации. Иначе можно дойти до того, что придется останавливать каждую программу. Да и фигурное катание – не единственный вид спорта, где риск – это норма (при всей, казалось бы, несовместимости этих слов).

Случай, о котором вспомнил Александр Лакерник, произошел в 2000 году на чемпионате мира, который оказался в Ницце (в результате переноса старта из австралийского Брисбена) и испытывал проблемы со льдом ввиду его плохой подготовки. Спортсмены жаловались. Во время исполнения поддержки украинской парой Юлия Обертас (ей было 15 лет) и Дмитрий Паламарчук партнер потерял равновесие, как раз попав коньком в трещину на льду. Дмитрий сильно ударился при падении спиной, партнерша упала на него, ее конек оказался очень близко от головы партнера. За бортиком, куда его увели медики, Дмитрий упал еще раз… Серьезных повреждений головы у него при обследовании не нашли, но, как сам фигурист рассказывал позднее, впоследствии при нагрузках отказывала нога, так как в основном пострадала как раз спина.

ХХХ

Падение юной Симоновой напомнило, как в 2004 году на первом этапе Гран-при в США в середине произвольной программы Тотьмяниной и Маринина, Татьяна упала с поддержки. Как рассказывал тогда тренер фигуристов Олег Васильев, все пошло в элементе не так с самого начала: Максим не дотянул партнершу до конца, вытолкнул наверх, она ушла в сторону и, успев сделать только один оборот, упала на лед, сильно ударившись головой.

«Скорая помощь» прибыла к дворцу спорта только через двадцать минут и увезла спортсменку, которая все еще находилась без сознания, в госпиталь. Тотьмянина и Маринин выступали на льду Питтсбурга последними. После них должно было состояться награждение победителей во всех видах. Но торжественная церемония после несчастного случая с нашей фигуристкой была отложена до следующего дня. Так фигуристы сразу же выразили свою солидарность.

(Кстати, в тот вечер у наших фигуристов было еще одно падение, которое, к счастью, закончилось без последствий. И оно было снова связано с Юлией Обертас, которая выступала уже с Сергеем Славновым за Россию. Во время подкрутки она упала на партнера. И зрителям, и самой Юле, как она призналась после выступления, это напомнило падение с поддержки на том самом чемпионате мира в Ницце-2000.)

Через полтора месяца после случившегося с Тотьмяниной пара выехала на соревнования, но тут снова возникли сложности. И уже партнеру потребовалось восстановление – в психологическом плане, он даже готов был закончить карьеру.

Впервые после травмы фигуристы выступили на чемпионате России. «Было очень сложно выходить на лед: все время вспоминала, что у меня на голове даже еще следы остались, – вспоминала Татьяна в интервью МК. – Как сказала моя мама: «У тебя теперь два дня рождения». А потом мы победили в Турине на чемпионате Европы…»

Повышенное внимание к паре Тотьмянина тогда комментировала с пониманием: «Чужое несчастье всегда интересно: мы бы тоже любопытничали. Стараемся относиться к этому спокойней. Зато миллион интервью дали в последнее время. Это утомительно, но приятно».

Максим Маринин рассказывал о работе с психологом в интервью «МК» так: «Психолог Елена Дерябина действительно помогла мне: надо было пережить ситуацию и понять, как кататься дальше. Я же довольно долго не знал, что с Таней будет, каковы последствия. Зал в ужасе, Таня лежит, все в шоке. Нам часто случается падать, но, когда такое, например, случается на тренировке – это одно… Кстати, подобный случай на тренировке у нас лет пять назад был. Но без последствий: упали, кроме нас, этого никто не видел. А потом – ведь никто ни от чего не застрахован, известен случай, когда, например, один американский фигурист долгое время пролежал в коме после падения… В общем, руки у меня долго еще тряслись. Но, надеюсь, все наши страхи позади, и элементы опасений не вызывают. Наверное, что-то сверхсложное уже не станем разучивать – на это надо положить не один сезон, – но будем совершенствовать чистоту исполнения».

Чемпионат мира в Москве–2005 Тотьмянина и Маринин выиграли, как и Олимпийские игры в Турине–2006.

***

Маша Симонова, к счастью, пробыла в больнице два обещанных медиками дня. Мама фигуристки рассказала, что и на катке, и в скорой, и в больнице врачи постоянно были рядом – на катке врач не отходил ни на секунду. «А в больнице нам были предоставлены самые лучшие специалисты – к процессу мгновенно подключилось все руководство нашей московской федерации фигурного катания, мы очень благодарны за это, – приводит слова Ирины Симоновой ТАСС. – Думаю, что это просто чудо, потому что падение было страшным, а в итоге – легкое сотрясение, и то под вопросом, а также гематома».

…Парное катание существует не первый день. Правила его прописаны. Риски известны. Как и любого вида спорта, связанного или со скоростью, или лезвиями, или высотой. В фигурном катании соединилось все сразу. Все вместе приносит красоту и восхищение. Но любой из названных компонентов может привести и к кошмару на льду.

Да, большой спорт живет по своим законам. Но законы эти пропитаны многими факторами, родились внутри спорта и грамотно выстраивают в нем конкуренцию. Нарушать их не стоит, чревато. Фигурное катание разбито не только на виды, но и на возрастные группы, чтобы каждый соревновался с «себе подобным». А, например, когда вдруг происходит слияние групп, а правила остаются для всех одинаковыми, это вызывает отторжение, как в случае участия маленьких девочек в чемпионате России по прыжкам. Слезы 12-летней Лены Костылевой и ее замороженная травмированная рука в прямом эфире до сих пор памятны.

Падение Маши Симоновой случилось еще и на фоне как раз этих тяжелых эмоций, только что пережитых многими зрителями. Градус обсуждения травм юных спортсменов был уже на высоте. А лишние градусы никогда пользу не приносят. Это вовсе не означает, что ничего не случилось и нужно было вообще не обращать внимания на падение фигуристки. И говорить, и писать о таких случаях нужно. Чтобы тренеры лишний раз обсудили это со спортсменами. А рефери – не расслаблялись. А зрители – задумались, нещадно поливая кого-то за допущенные ошибки, какой ценой даются красота и сложность на льду.

Но остановить в преодолении тех, кто рвется прыгнуть каждый день выше планки вчерашнего дня, показывая, что наработал за сезон, что может обыграть себя, вчерашних, и тех, кто был впереди, невозможно. Возможно другое, о чем расскажут любые грамотные специалисты. Подготовить юных спортсменов и не выпускать на старты, которые добавляют нервов, с сырыми элементами. Объяснить, привести примеры, как и почему поступать в сложной ситуации, – и это касается не только порванного шнурка, проблем с костюмами или остановки музыки. Быть во всеоружии, чтобы при необходимости оказать срочную медицинскую помощь.

Нравится нам это со стороны или нет, но профессиональная среда не дает возможности для отступления тогда, когда остаются силы для движения. «Надо ли было докатывать программу? Я задала им этот вопрос – ведь этот турнир не был отборочным, он был не так важен. Но они в один голос сказали: надо», – сказала мама Маши.

Опять же: нравится нам это или нет, но, если в такой ситуации прозвучит «не надо», в фигурное катание следующего этапа молодым спортсменам уже не выйти. Не потому, конечно, что будет нагоняй за ответ от тренеров или руководителей какого-то уровня. Потому что они сами себя остановят в том самом движении вперед.

Да, никому не нравятся ни шурупы в позвоночнике великих фигуристов, ни шокирующие падения, ни суставы, растерзанные в клочья. И никто не скажет: ах, как эти мгновения большого спорта, оставленные на всю дальнейшую жизнь, прекрасны! Но назовите хотя бы одного чемпиона, не прошедшего через болевые пороги. При этом никто не отменял в спорте и благоразумия, риски надо учиться просчитывать.

Замкнутый круг большого спорта. Входить в него или нет, выбирает каждый сам.

Подписывайтесь на канал “МК-Спорт” в Telegram и получайте первыми новости, статьи и фотогалереи о спорте и спортсменах!

Арсенал
Россия
Москва
США
Самара
Спорт
Фигурное катание
Олимпиада

Поделиться

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru