Воскресенье, 14 июля, 2024
Фигурное катание

«Главное, что сама перед собой чиста»: Медведева рассказала о сложных отношениях с Тутберидзе и Загитовой

196Взгляды

«Главное, что сама перед собой чиста»: Медведева рассказала о сложных отношениях с Тутберидзе и Загитовой

Поделиться

Двукратная чемпионка мира Евгения Медведева в этом сезоне оказалась вне сборной, а, значит, на Олимпиаду-2022 фигуристка претендовать не будет. Пока Медведева участвуют в ледовых шоу и не спешит объявлять о завершении карьеры. Об этом, а также об отношениях с Этери Тутберидзе и Алиной Загитовой, Медведева рассказала в интервью ютуб-каналу Fametime TV.

Фото: Евгений Семенов

О будущем и завершении карьеры

«Не хочу вдаваться в подробности по поводу здоровья. Я уже много раз говорила, все уже знают, что именно было — это мои проблемы со спиной и коронавирусом сложно переболела. Это, конечно, меня очень сильно выбило из физически подготовленной формы: я сильно похудела, ушли мышцы, на фоне этого травмы еще появились. Не люблю эту тему, но, так получилось, что я вылетела из сборной из-за того, что в прошлом сезоне вообще не соревновалась. Я участвовала только в контрольных прокатах, где показала начальную стадию программ, а дальше сезон я пропустила.

Я решила, что не буду претендовать на отбор на Олимпиаду-2022. В этом сезоне я не соревнуюсь, а там дальше посмотрим. Пока что не планирую делать заявлений об уходе из большого спорта. За последние 3,5 года у меня настолько резко менялась жизнь, что я поняла, как только ты зарекаешься о чем-то, все получается абсолютно наоборот. Может быть, это особенность моей жизни и судьбы. У меня на протяжении всей жизни были категоричные решения, и в последнее время я поменяла мнение насчет этого».

Об отсутствии таланта и работе с Этери Тутберидзе

«У меня никогда не было таланта к фигурному катанию. Самый главный мой талант заключался в том, что у меня кости быстро срастаются (смеется). У меня не было природного прыжка, чувства позы, бесстрашия — самый главный мой талант был трудолюбие. Я не могу сказать, что во мне кто-то разглядел талант, просто было видно, что мне нравится и что я хочу.

В раннем возрасте фигурное катание — это работа родителей. Когда ребенок становится старше, это уже лотерея: выгорит или нет. Я начала соображать в 11-12 лет. Я очень поздно догнала, что я очень хорошая фигуристка. В 11 лет впервые поучаствовала во взрослом чемпионате России и там увидела взрослых фигуристок, увидела насколько по-разному они готовятся к выходу на лед. Тогда Аделина Сотникова выиграла чемпионат России, и тогда я поняла, что хочу также. Только спустя три-четыре года я поняла, что я ниче такая фигуристка.

Мне было 7,5 лет, когда меня привели к Этери Тутберидзе. Попали к ней по рекомендациям. Когда к ней пришла, сначала очень испугалась, ее подходу к фигурному катанию. Я пришла и у меня спросили: «Ты дупель умеешь прыгать?». Я даже не знала этого названия.

Хвалили ли меня за призовые места? Мама и бабушка да, тренер — нет. После первого чемпионата мира мне, возможно, не очень это было нужно — мне было 15 лет и я вообще не сообразила что произошло. После второго чемпионата мира сильно хотелось бы. Но я просто выходила и работала дальше — чем больше я работаю, тем больше вероятность, что я получу одобрение. Я его получала в виде работы, доверия.

В моем случае жесткость в работе тренера имела место быть. Бывали сложные моменты, в которые ну просто себя не заставить. Перед Олимпиадой нога болела настолько, что я просто выла. И тут помогала только жесткость — ты либо идешь и делаешь, либо умираешь в моих глазах. Если бы мой тренер был мягким, я бы ничего не добилась. Методы Тутберидзе работают, но когда ты становишься старше, то с каждым годом все сложнее выдерживать. Потом либо свой мозг нужно менять и больше уделять времени своему ментальному здоровью, либо терпеть. Другого варианта нет.

Главному чему меня научила Этери Георгиевна: с такими тяжелыми тренировками — конструктивной жесткости и выносливости. Бог не дал высокого прыжка, значит этот прыжок надо вырабатывать…

Мы обе с Этери Георгиевной накуролесили в свое время. С себя я тоже ответственности не снимаю. Я не божий одуванчик. Но самое главное, что сейчас все хорошо. Мы с Этери общаемся нормально, поддерживаем отношения. Прошлое — это просто прошлое. То, что Этери узнала о моем решении уехать в Канаду из СМИ — ложь. Она узнала это через федерацию фигурного катания. Тогда так много всего навалилось, что я решила сделать это через третье лицо. Если бы мы начали говорить друг с другом, то все было бы гораздо хуже».

Об Олимпиаде-2018 и отношениях с Алиной Загитовой

«Все почему-то говорят о победе Загитовой в произвольной программе. Она выиграла Олимпиаду-2018 набором короткой программы. Технически она была сильнее моей. Почему у меня была слабее? Во-первых, я была травмирована, и тренировалась намного меньше. Во-вторых, в начале олимпийского сезона у меня была поставлена произвольная программа, которая была технически намного сильнее той, которую я катала на Играх. Были другой костюм, другая музыка, набор, сложность. Но тренеры потом решили, что мне нужно выполнить старый набор элементов, который попроще. А я доверилась, хотя очень просила оставить сильную программу. Я не знаю, испугались они или не хотели рисковать, но так сложилось.

Я понимаю, что тогда были за слезы, но я не всегда готова об этом говорить, по крайней мере, на большую аудиторию. Родители и близкие знают все прекрасно. У меня как будто мир рухнул, когда ждала оценки. Рассыпалась моя мечта, к которой я шла много лет — с юниоров шла, пять лет. Теперь, когда прошло столько лет, я понимаю, что серебряная медаль Олимпиады была моим благословением. Очень часто сижу и думаю: «Господи, спасибо, что тогда не дал мне выиграть». Очень много аспектов моей жизни и стремление к личностному росту зависит от того, когда мне чего-то не хватает. Поэтому сидишь и жаждешь знаний. Это огромная сила, которая движет меня вперед.

Какие у меня отношения с Алиной Загитовой? Нейтральные, нормальные — мы здороваемся, прощаемся. Но мы не подруги. Я не люблю быть с людьми в плохих отношениях. Особенно, когда мне притягивают, что я кого-то оскорбляю, потому что я этого не делала, потому что, возможно, кому-то показалось, возможно, я была в плохом настроении, и такое бывает. Возможно, я злилась, но я точно знаю, что я человека никогда не обижала. Но кому понравится, когда тебе приписывают, что ты кого-то оскорбляешь или что ты вообще такая мразь, ну…

У меня был как-то разговор с Алиной на всем этом фоне. Мы, по-моему, из друзей друг друга поудаляли. Потом подписались обратно. Я как-то подошла и говорю: «Может, ну как-то так, отношения же у нас нормальные». Но как-то эта тема сошла на нет, ничего не изменилось, я думаю, ну ладно. Главное, что я сама перед собой чиста».

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru