Warning: session_start(): open(/home/users/y/yota63/tmp/sess_82ebd1b20bc0a70e3dd0b4e9a1916d72, O_RDWR) failed: Превышена дисковая квота (122) in /home/users/y/yota63/domains/79s.ru/wp-content/plugins/wpgrabber/init.php on line 13

Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /home/users/y/yota63/tmp) in /home/users/y/yota63/domains/79s.ru/wp-content/plugins/wpgrabber/init.php on line 13
Фармаколог рассказал, как триметазидин мог попасть в организм Валиевой
Вторник, Май 30, 2023
Автоспорт

Фармаколог рассказал, как триметазидин мог попасть в организм Валиевой

188Взгляды

Клинический фармаколог Олег Талибов подробно рассказал «МК» о триметазидине, в употреблении которого подозревают Камилу Валиеву, и причинах его включения в список запрещенных лекарств Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА).

Фото: AP

Одним из поводов, по которому откладывается вручение заслуженных золотых медалей нашим фигуристам, якобы, является проблема с допинг-пробой выдающейся юной спортсменки Камилы Валиевой. В различных СМИ, не всегда заслуживающих доверия, даже называется препарат – «триметазидин». Стоит отметить, что из-за этого препарата уже пострадали некоторые наши спортсмены. Так, например, в крови 39-летнего футболиста команды “Псков 747” Ивана Ершова 2 октября 2018 были обнаружены следы триметазидина и мельдония, он признал свою вину и был дисквалифицирован на четыре года.

В авторитетном издании ASIAN JOURNAL OF SPORTS MEDICINE 25 февраля 2021 года вышла статья отечественных специалистов спортивной медицины «Включение препаратов в запрещенный список ВАДА не всегда подтверждается научными данными», в котором речь в том числе шла и о триметазидине.

«МК» попросил одного из авторов этой статьи, клинического фармаколога Олега Талибова рассказать поподробнее об этом препарате и его влиянии на организм юных спортсменов.

– В 2021 году вы в составе группы авторитетных российских специалистов в области спортивной медицины проводили исследования влияния некоторых медицинских препаратов на здоровье и улучшение спортивных показателей спортсменов, которое было опубликовано в ASIAN JOURNAL OF SPORTS MEDICINE. В данном исследовании вы, в том числе, подробно изучали имеющиеся данные по триметазидину. К какому выводу вы пришли?

– Это было не исследование, а обзор литературы. Увы, нам не удалось найти научных данных, подтверждающих какое-либо улучшение результатов у спортсменов. Исследований-то как раз и недостаточно.

– От чего именно лечит триметазидин? Каковы показания к его назначению?

– Лекарство, применяемое в кардиологии. Препарат второй линии, дополняющий терапию стенокардии. Зарегистрирован в ограниченном количестве стран, в США, например, нет. Другие показания (головокружение, болезнь Меньера) являются спорными.

– На ваш взгляд, употребление триметазидина действительно может помочь спортсменам добиваться более высоких результатов?

– Таких данных нет.

– В своем исследовании вы пишите, что триметазидин имеет сходный с мельдонием механизм действия. В чем именно это выражается, если можно объяснить «простым» языком?

– Оба препарата разными путями уменьшают метаболизм жирных кислот в митохондриях и как бы «переключают» их с утилизации жирных кислот на утилизацию глюкозы, что в конечном итоге требует меньше кислорода и улучшают работу сердечной мышцы в условиях ишемии.

– Так же в вашей работе было написано, что вашей группе не удалось найти ни одного исследования, в котором изучалось бы влияние различных концентраций триметазидина на здоровье или физическую работоспособность у спортсменов или здоровых добровольцев. И делаете вывод, что в настоящее время нет опубликованных научных данных высокого качества, подтверждающих мнение о том, что триметазидин повышает спортивные результаты или оказывает какое-либо неблагоприятное воздействие на здоровье спортсменов.  На чем тогда основано решение ВАДА включить этот препарат в список запрещенных лекарств для спортсменов?

– Задайте этот вопрос экспертам ВАДА. Вероятно, это связано с частыми случаями обнаружения субстанции в период мониторинга, а также с утверждениями производителя и теоретическими аспектами воздействия лекарства.

– Насколько высока вероятность, что триметазидин можно спутать с другим лекарственным препаратом?

– Полагаю, что в условиях современных лабораторий такая возможность исчезающе мала.

– В вашем исследовании также написано, что триметазидин мог быть внесен в список запрещенных препаратов из-за его неблагоприятного воздействия на здоровье? В чем конкретно это может выражаться?

– В основном эти риски возникают в пожилом возрасте или при почечной недостаточности. Могут появляться паркинсонизм, дрожь в конечностях. Подробнее все написано в инструкции.

– В аннотации к лекарству, доступному в сети Интернет, написано «Применение препарата у детей и подростков в возрасте до 18 лет противопоказано (эффективность и безопасность не установлены). Тем не менее, на ваш взгляд, для чего его могут назначать несовершеннолетним?

– Есть правило, если нужно нарушить то, что написано в инструкции в интересах пациента, собирается консилиум или врачебная комиссия. Решение выносится коллегиально. Просто так ребенку триметазидин назначен быть не может.

– В выводах к своей работе вы также указываете, что заключение экспертов по тому или иному лекарственному препарату может быть субъективным или предвзятым. и поэтому имеет низкую доказательную ценность. О чем именно идет речь?

– В ситуации, когда отсутствуют достаточно убедительные научные данные в отношении какого-либо медицинского вмешательства, приходится обращаться к мнению экспертов. В компетентности их никто не сомневается. Как правило, это мнение формируется на основании исследований с низкой доказательной ценностью, единичных наблюдений, собственного опыта и теоретических представлений. Определенный субъективизм в этих условиях, естественно, может присутствовать. По мере накопления данных исследований мнение экспертов может существенно изменяться.

– Вы также обращаете внимание на то, что публикация данных, обосновывающих решение ВАДА а также местные антидопинговые агентства для запрета определенных препаратов повысит доверие спортивного сообщества. Каким образом, на ваш взгляд, это может быть сделано?

– Есть препараты и группы препаратов, включение которых в запрещенный список сомнений не вызывает. Анаболики, например. А вот появление там триметазидина или мельдония, скажем, вопрос дискутабельный. Результатов качественных исследований мы не видим.

Отсюда и определенное непонимание, почему именно это нельзя, а что-то другое можно. Кроме того, нельзя не принимать во внимание риск того, что спортсмены-любители «поведутся» на попадание тех или иных доступных субстанций под запрет и решат, что раз это нельзя, значит это эффективно. И начнут на себе пробовать с неясными, кстати, последствиями. Такая не очень хорошая реклама получается.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru